Новосибирская галерея Старый город представила выставку Михаила Казаковцева "По ту сторону моря"

Галерея «Старый город» под занавес уходящего года представила выставку Михаила Казаковцева — одного из самых непубличных, как говорят о нем коллеги, новосибирских художников. Выставка названа по строчке из стихотворения Иосифа Бродского «По ту сторону моря». «Та сторона моря» продолжила начатое художником «по эту».

Сергей Самойленко
Континет-Сибирь

Выставка сопровождалась вполне карнавальным весельемДля человека, живущего в центре евразийского материка, откуда до неба ближе, чем до любого моря, мечта об открытом морском просторе становится навязчивой, идефиксом, превращаясь в персональную мифологию. Особенно для художника, одержимого тягой к мировой культуре. Венеция — один из самых важных европейских культурных мифов. Город на краю моря, по пояс в воде, давно ставший больше чем городом — символом уходящей под воду Атлантиды старой европейской культуры. Это Мекка художников и поэтов. Не случайно пару лет назад новосибирские художники так охотно откликнулись на идею коллективной выставки о Венеции, причем посреди зимы. Та Венеция оказалась яркой и шумной, в карнавальных масках.

Венеция Казаковцева — полная противоположность общеупотребительным венецианским образам: черно-белые работы, в которых с трудом угадываются очертания гондол, каналов, Сан-Марко. Эту технику Казаковцев показал на выставке «Гамбургский счет»: по непросохшей грязно-белой краске до черного подмалевка грубо процарапанные силуэты домов, храма, автомобилей. Здесь он применил эту технику, чтобы оставить от расхожих венецианских образов буквально с трудом опознаваемые скелеты. Картины художник дополнил лодками — черными и белыми, поднятыми в воздух и поставленными посреди зала. Некоторые из лодок разрезаны пополам, а некоторые — состоят из одного каркаса, то есть опять же — скелета.

Если вдуматься, Казаковцев показал археологический раскоп — то, что будущие историки найдут в отложениях на дне высохшего моря на месте Венеции. Создал картину вывернутого наизнанку настоящего — мировой океан не поглощает город-музей, а высыхает, превращаясь в пустыню. Взгляд со дна Западно-Сибирской низменности, со дна высохшего моря — по-своему логичный, хоть и пессимистичный. Если читать выставку именно так, то и лодки, понятно, не просто лодки, а Хароновы ладьи, перевозящие нас через известно какой водоем.

Этот пессимизм (тут-то как раз и рифмуется Бродский, любивший заглянуть в конец времен), впрочем, на выставке был прикрыт вполне карнавальным весельем — музыка звучала, проектор проецировал что-то абстрактное на пол, а публика, вряд ли задумываясь о столь глубоких смыслах выставки, с удовольствием примеряла маски, на которых художник оставлял автограф.

Для самого Казаковцева ситуация «по ту сторону моря», похоже, обозначила отказ от цвета — выставка принципиально двухцветная.

Публика (по крайней мере значительная ее часть) не считала, может, одного смыслового пласта. Года два назад Михаил Казаковцев в художественном музее организовал выставку, которую я, например, считаю одним из самых сильных художественных высказываний последних лет. Тогда он распечатал на баннерной ткани свои работы в масштабе один к одному и разложил на полу — зрителям приходилось, вытерев ноги о кусок холста у порога, ходить прямо по картинам. На нынешней выставке художник вновь расстелил те самые свои работы, но на этот раз обратной, белой стороной вверх. Так что цвет все-таки присутствовал — только в скрытом виде, тайно. И часть публики — в основном коллеги-художники — понимала, что попирает ногами, осторожно стараясь поправить, если какой из листов вдруг загибался своей живописной стороной вверх, а большинство так и не догадалось, чем застелен пол в галерее.

Что, собственно, и требовалось доказать: искусство — дело непростое и темное, смысл его чаще всего остается скрыт от случайного глаза.


(с) 2002-2017 СибДИЗАЙН.ру

www.SibDESIGN.ru архитектура дизайн интерьеров проектирование дизайн интерьер в новосибирске